Верховный суд не допустил размена единственного жилья в рамках процедуры банкротства гражданина

08.12.2020 | Публикации

В конце октября в практике Верховного суда был разрешен вопрос относительно возможности приобретения должнику, находящемуся в процедуре банкротства более дешевого жилья. Вопрос решен в пользу сохранения за должником единственного жилья в связи с отсутствием регулирования данного вопроса в законе.

Это уже второе за этот год Определение Верховного суда по данному вопросу. Первое было вынесено в январе 2020 года.

В настоящее время в банкротной практике все чаще встречаются случаи, когда суды отказывали исключать из конкурсной массы защищенное исполнительным иммунитетом единственное жилье, которое, по их мнению, являлось роскошным, а кредиторы в рамках процедуры принимали решения обмена «роскошного жилья» на более дешевое, соответствующие по площади социальной норме.

По большей части такая практика сформировалась в Уральском федеральном округе. Похожие правовые позиции можно встретить и в Поволжском округе.

Так, например, в 2018 году Арбитражный суд Поволжского округа отменяя решения нижестоящих судов указал, что единственный жилой дом площадью 879 кв.м нельзя исключать из конкурсной массы ввиду очевидного превышения характеристик (параметров) спорного жилого помещения, над разумно достаточными для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище.

Принятое Верховным судом в октябре 2020 года определение безусловно окажет влияние на формирование судебной практики в пользу недопущения обмена единственного жилого помещения на более дешевое.

В свою очередь, такая практика может стимулировать внесение в закон соответствующих изменений, направленных на определение критериев обмена «роскошного жилья», учитывая, что еще 2012 году Конституционной суд Российской Федерации фактически обязал законодателя внести такие изменения.

Разрешение споров, связанных с реализацией единственного жилья в других странах.

  • В Болгарии при превышении норм минимального обеспечения жильем должника и членов его семьи, определенных постановлением Совета Министров, часть жилого помещения, повышающего указанные нормы, при возможности его раздела подлежит продаже;
  • В провинции Онтарио Канады законодательство запрещает обращение взыскания на жилое помещение, единственное для должника, если только его стоимость не превышает определенный размер;
  • В штате Нью-Йорк запрещается обращение взыскания на единственное жилое помещение должника, если его стоимость не превышает определенный размер; при его превышении взыскание обращается на сумму, составляющую превышение;
  • В Узбекистане обращение взыскания на единственный жилой дом (квартиру) должника допускается, если суд сочтет возможным раздел жилого дома (квартиры), в том числе прилегающей к нему территории, на части – достаточные для нормальной жизнеобеспеченности должника и его семьи;
  • В Германии допускается взыскание на любое недвижимое имущество должника, однако суд может предоставить должнику разумный срок для освобождения помещения, который в целом не должен превышать одного года; суд также может полностью или в части отменить, запретить или приостановить меры принудительного исполнения, если они, даже исходя из потребности кредиторов, в силу особых обстоятельств означают затруднение, несовместимое с добрыми нравам.

Анализ зарубежного опыта дает возможность выделить, по крайней мере, четыре модели правового регулирования в данной области:

  • отсутствия законодательного регулирования обращения взыскания на единственное жилое помещение должника (например, Армения, Испания, Италия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Люксембург, Молдова, Соединенное Королевство, Таджикистан, Украина, Франция, Швейцария, Эстония);
  • установлением запретов обращения взыскания на единственное жилое помещение должника (Белоруссия, Бразилия, Туркменистан, Узбекистан, Швеция), которые, тем не менее, имеют определенные, а порой и существенные, исключения;
  • установлением возможности обращения взыскания на единственное жилое помещение должника с предоставлением взамен иного жилого помещения или сохранением за должником права пользования жилым помещением (Австрия, Бельгия, Германия, Лихтенштейн, Португалия, Словакия);
  • обращением взыскания на часть единственного жилого помещения должника – при условии, что она может быть выделена в натуре (Болгария, Португалия, Узбекистан) или в стоимостном выражении.